Авторизация

OpenID
Зарегистрироваться

Проблемы с авторизацией


Фурибунди

Неожиданно погас свет. Игнат немного посидел, подождал, может, включат, но не дождался. Надо было выходить, бестолково толкаться в подъезде и спрашивать у ненавистных соседей: «У вас тоже не горит?» и «В аварийную позвонил кто-нибудь?»
Он оделся при свете мобильника и положил коту побольше мяса, чтобы не испортилось. А кот решил, что за непонятные заслуги попал в списки на усиленное питание и принялся жадно лопать, торопясь, пока его из этих списков не вычеркнули. Игнат позавидовал его аппетиту, распахнул дверь квартиры и … заорал от ужаса.
Свет мобильника  выхватил из темноты чью-то жуткую рожу.  Игнат едва успел заметить бешеный взгляд и слюну, капающую с гнилых клыков, как тварь, не мешкая, прыгнула на него. Игнат, опрокинутый тушей на пол, яростно извивался, пытаясь освободиться,  но чудище, обдавая его зловонным дыханием, все сильнее сжимало парня своими лапами. «Вот и все, — понял Игнат. – В этом году на юг не поеду». Парень собрал последние силы, извернулся и впился зубами в морщинистую шею. Тварь всхлипнула и отключилась.
***
Игнат, дрожа, скинул нечисть на пол и поднялся на ноги. Найдя в кладовке веревку, он крепко связал чудищу руки и ноги, после чего нашел и зажёг свечу.
– Что, блин, за чертовщина творится? – произнес парень, рассматривая неподвижное тело. И чем больше он всматривался,  тем больше лицо упыря казалось знакомым. Если убрать эти страшные язвы, этот зверский оскал, то внешность твари напоминала … Дядю Колю, единственного из соседей, с кем у Игната были нормальные отношения!
— Что за чертовщина творится?! – повторил парень потрясенно.
И тут случилось невероятное! Язвы стали затягиваться и исчезать, лицо разгладилось и … дядя Коля, собственной персоной, открыл глаза!
— Что это было? – недоуменно пробормотал он и попытался сесть.
— Дядя Коля, это ты?
— А ты кого ждал? Английскую королеву?  – у дяди Коли всегда было плохо с юмором.
— Блин, это что за дела? – разозлился Игнат. -  Ты что на людей-то кидаешься? Я ж тебя убить мог!
— Да я что, специально, что ли? Сам не знаю, что со мной было, – сосед задумчиво уставился в стену. — Шел из магазина домой, никого не трогал. Бутылочку взял, колбаски на закуску, думаю приду щас, посижу по-человечьи. И тут начинаю замечать, что на улице как-то странно.
— В смысле, странно? – парень развязал веревку.
— Ну, как-то тихо и машин нет, — пояснил сосед, садясь и растирая запястья. — И, самое главное, люди вокруг! Все страшные какие-то, лица белые, в язвах. И идут они молча, вроде бесцельно, а я чувствую, что кольцо сжимается! («У меня бы тоже кольцо сжалось», — подумал Игнат). Тут, знаешь, жутко мне стало. Я пошел быстрее, но и они шагу прибавили, я во двор, а этих тварей и там полно! Ну, я бегом рванул, добежал почти до подъезда, тут они все и навалились! Знаешь, я со страху чуть в штаны не наложил! Вся эта орава припадочная рычит, рвет меня на части, один в шею укусил! Не знаю, как я уцелел. Заскочил в подъезд и чувствую – поплохело мне!  Тело начало гореть, в голове помутилось, ярость какая-то захлестнула. Захотелось кого-то бить, царапать, грызть! Ну, тут ты подвернулся. А когда куснул меня – всё, отпустило.
— То есть…  Подожди! Ты хочешь сказать, что тебя укусил какой-то упырь, и ты сам стал упырем? А потом тебя укусил я, и ты снова стал нормальным человеком? – Игнат окинул взглядом соседа. — Ну, как нормальным … В смысле -  каким был?
— Ну да!
Парень нервно заходил по комнате, лихорадочно что-то обдумывая, потом резко повернулся к дяде Коле:
— Слушай. Знаешь, кто перед тобой?
— Конечно, — удивился сосед. — Ты Игнат Сироткин, сосед мой. Я же тебя вот с таких знаю, — дядя Коля поводил рукой в районе плинтуса.
— Нет! – возразил Игнат. — Я – спаситель человечества, борец с неведомой заразой!
— Да по мне хоть борец с заразой, хоть шахматист с заразой. Ты лучше скажи, у тебя выпить нету?
— Да какой там выпить! – разозлился парень. – Ты понимаешь, что у меня, походу, в слюне противоядие?! Я же должен помочь людям!
— Как помочь?
— Как, как? Покусать!
— Да брось ты фигней заниматься, – сосед  хлопнул себя по лбу и достал из пакета бутылку. – Давай лучше вмажем, продезинфицируем, так сказать, боевые ранения.
Но Игнат уже не слышал его. Ринувшись в коридор, он  принялся рыться в кладовке, приговаривая: «Где же, где?» Наконец парень нашел, что искал — старую добрую биту, которая  не раз выручала его во время подработки таксистом. Игнат крепко сжал ее в руках,  смело шагнул в темноту, и тут … включился свет.
***
Потрясенному Игнату открылась жуткая картина. Весь подъезд кишел тварями, бывшими когда-то его соседями. Тут был сумасшедший сверлильщик, бездарная пианистка, старуха, провонявшая подъезд своими сорока восемью кошками, и другие жильцы. Они разом повернули к Игнату свои рожи, покрытые мерзкими язвами,  и оскалили зубы. В глазах уродов парень увидел  смерть.
— Как говорил сталевар, упавший в домну – становится жарко! – подумал Игнат и крепко сжал биту.
Секунду они смотрели друг на друга, а потом упыриная стая с мерзким воем кинулась вперед.

Но парень не дрогнул. Бац! И свидетели Иеговы из тринадцатой квартиры стали потерпевшими Иеговы. Хрясь! И любитель громкой ночной музыки влепился в стену и сполз по ней, как сопля по стеклу. Бум! И виртуоз перфоратора полетел догонять свои зубы.
— Господи, хорошо-то как! – заорал Игнат и продолжил крошить нелюдей. Он забыл обо всем, переполненный бешеным азартом.
Когда враги полегли, парень окинул поле битвы горящим взором, опустился на четвереньки и приступил к своей миссии. Очень скоро юноша понял, что одно дело покусывать нежную шейку любимой девушки, и совсем другое – кусать жилистую шею потного вонючего мужика или зверски надушенной бабы. Пару раз его чуть не вырвало, но, в конце концов, дело было закончено.  Спаситель человечества поднялся и вышел на улицу в ночь, выручать цивилизацию дальше.
***
— Да нет, молодой человек, вы тут совершенно не причем, — пожилой доктор, выслушав Игната, наконец перестал смеяться.  – Дело в том, что вирус, виновник эпидемии, был нежизнеспособен. Он поражал организм на срок от нескольких часов до суток, в зависимости от иммунитета жертвы, причем больше всего страдал мозг. Вирус выделял что-то такое, от чего человек приходил в состояние mania furibundi, то есть буйного помешательства, а на коже появлялись язвы аллергического происхождения. Затем организм включал защитные силы, вирус погибал, и жертва выздоравливала, вот и все. То, что выздоровление произошло во время вашего укуса – просто совпадение!
— То есть вы хотите сказать, что я перекусал хренову тучу вонючих ублюдков для собственного удовольствия?!  Чтобы вечерок скоротать?! – Игната еле сдерживал себя от возмущения. — Вы знаете, что я пережил? 
— Ну, пережили же.
— Между прочим, среди них было несколько бомжей! – завопил парень.
— Советую вам поставить профилактическую прививку, – флегматично ответил доктор.  — Бомжи — это серьезно.
— Откуда она вообще взялась, эта зараза?!
— Мы над этим работаем, – врач демонстративно взглянул на часы. -  Ну, до свидания, молодой человек, не смею задерживать.
Игнат вышел из больницы и закурил. Вокруг него кипела жизнь: спасатели и добровольцы растаскивали смятые в лепешку машины, медики грузили раненых в кареты скорой помощи. В воздухе стоял запах гари — в соседнем квартале горели дома. Из пролома в крыше одного из них торчал хвост самолета. Молчаливая очередь из стариков и женщин тянулась к полевой кухне, возле которой орудовал разбитной солдатик. Откуда-то донесся детский смех, заглушенный лязгом гусениц. Город приходил в себя после тяжелой болезни. Игнат докурил, бросил бычок в урну и пошел помогать.

© Дмитрий Г. Донской

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Рейтинг@Mail.ru
Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения авторов и со ссылкой на сайт
Добавить произведение